Разлом по донбасской линии



Переломные исторические моменты многие привычные вещи показывают в ином свете. Очень часто бывшие соратники оказываются по разные стороны баррикад. Время перелома ставит человека, принимающего ответственные политические решения или даже просто близкого к политике, перед выбором, оценить правильность которого может лишь суд истории.

В настоящее время Россия находится на историческом переломе. Страна вступила в этот период после воссоединения с Крымом, которое стало нашей заявкой на статус великой державы. Развязанная проамериканской хунтой война против русских Новороссии – прямой вызов не только безопасности, но самому существованию России. От политической воли нашего руководства зависит, подтвердим ли мы сделанную нами заявку. Одно нужно понимать: великодержавный статус не дается просто так, а подтверждается готовностью страны отстоять свои интересы.

Одержав убедительную победу в Крыму, мы споткнулись в Новороссии. Война на Донбассе унесла тысячи человеческих жизней, а руководство страны медлит с решительной помощью нашим гибнущим соотечественникам. Отношение к ситуации в Новороссии стало маркером, разделившим патриотическое сообщество. Для одних конфликт на Донбассе – это гражданская война между жителями государства Украина, для других – развязанный против русского народа геноцид. Тогда для первых воюющее против Киева ополчение – авангард Русского Мира, его лучшие люди. Для сторонников же концепции гражданской войны на Украине ополчение – одна из сторон конфликта.

Где проходят линии донбасского разлома? Что необходимо понимать, говоря о конфликте на территории бывшей Украины?

1. Украины как государства не существует. Существует когда-то искусственно созданный конгломерат из территорий исторической России, сохранявший подобие государства в составе СССР.
2. Само по себе существование Украины отдельно от России является результатом поражения нашей страны в холодной войне, по итогам которого Россия сделалась разделенным государством.
3. В настоящее время Украиной исчерпан лимит государственности. Данная территория управляется извне.
4. Происходящее на территории бывшей Украины – не гражданская война между жителями Донбасса и жителями остальной части Украины. Это фронт большой войны против России.

Если признать, что на Донбассе нет гражданской войны, а есть геноцид, развязанный проамериканской хунтой против русских, присоединиться к призыву «Путин, не вводи войска» окажется затруднительным. При всех аргументах о том, что Россию специально «провоцируют», и наше вмешательство приведет к третьей мировой войне, отказ в решительной помощи гибнущим на Донбассе русским людям будет напоминать предательство. Поэтому главным аргументом для Старикова является утверждение, что война на Донбассе – именно гражданская: «Я являюсь сторонником точки зрения, что Россия не должна вводить войска на Донбасс. Потому что там идет гражданская война, и участие России в качестве стороны конфликта ничего хорошего ни самому конфликту, ни Российской Федерации не принесет».

Еще прошлой зимой в высказываниях Старикова можно было прочесть апелляции к украинскому единству. Накануне свержения Януковича, когда бывший украинский президент получил временную передышку, и многим стало казаться, что угроза госпереворота осталась в прошлом, Стариков писал о серии «блестящих ходов», совершенных Януковичем: «Итогом этих ходов стало изменение общественного мнения, мобилизация, не побоюсь этого слова, пророссийского и проукраинского потенциала жителей Украины». Что представляет собой «проукраинский потенциал», упомянутый Стариковым в положительном контексте? «Проукраинский» по определению не «пророссийский».

По другую сторону линии донбасского разлома стоит Игорь Иванович Стрелков, настаивающий, что у украинского конфликта не может быть мирного решения. (Тогда как Николай Стариков утверждает, что у конфликта не может быть военного решения). На основании двух высказываний Стрелкова Стариков записывает его в один лагерь с Обамой, Меркель, Немцовым и пр. Первое высказывание заключалось в том, что крымские (то есть, украинские) правоохранительные органы и крымские (украинские) депутаты не проявляли стремления объединиться с Россией и во время мартовских событий вели себя в лучшем случае пассивно. Второе высказывание касается событий на Донбассе. Стрелков утверждает, что если бы он и его отряд не начали боевые действия против хунты, то все закончилась бы репрессиями по примеру Одессы и Харькова, и никакой войны на Донбассе не было бы.
Ни в первом, ни во втором высказывании не утверждается, что местное население в Крыму и на Донбассе не хотело объединения с Россией. Стрелков лишь подчеркивает, что одной воли населения, выливающейся в митинги и пикеты, мало. Не желающему жить вместе с нацистами народу нужна, во-первых, армия, во-вторых, мощная политическая и, если понадобится, военная поддержка России. Конечно, если президент США Барак Обама выступает за ввод российских войск на Донбасс, Стрелков находится в одном информационном окопе с Обамой…

Стариков отправляет Стрелкова в один окоп с Обамой и Порошенко, но сам он находится, возможно, того не подозревая, в одном окопе с авторами новейших украинских учебников истории, согласно которым Украина всегда существовала в качестве отдельной единицы. В частности, в период Второй мировой войны она помогала России воевать и победить (как вариант, была оккупирована агрессивной Россией, но, несмотря на оккупацию, продолжала сопротивляться фашизму).

Николай Стариков написал ряд очень неплохих книг по истории русской революции, белого движения, тайной войне англосаксов против России в прошлом и настоящем. Не имеет смысла переходить на личность этого деятеля. Безотносительно к личности случай очень симптоматичный. Патриотический писатель занялся активной политической деятельностью, партийным строительством и в настоящее время скатился к конъюнктуре и оголтелому лоялизму.

Это привело к расколу созданной Стариковым партии «ПВО», из которой ушла крупная патриотическая фракция во главе с соучредителем партии Владимиром Евгеньевичем Хомяковым. Как заявил Хомяков, причиной его ухода стал запрет Старикова на любое сотрудничество с движением «Новороссия», возглавляемым Игорем Стрелковым. Хомяков считает, что Стариков вместе с Кургиняном занимается нагнетанием истерии на тему «патриотического майдана», который, якобы, должен возглавить Стрелков (тогда как Стрелков неоднократно подчеркивал, что он принципиально против любых майданов): «Вот это нагнетание истерии и привело к роспуску фракции, для нас важно было сосредоточь все силы на борьбу за Новороссию, у лидера ПВО были свои, далеко идущие планы. Но это уже пусть останется на его совести».

От человека, занявшего активную патриотическую позицию и, тем более, претендующего на общественное влияние, требуется гораздо больше, чем просто поддерживать «генеральную линию партии». Лоялизм любой ценой ничего не даст ни стране, ни даже власти, которая располагает огромным штатом действующих по указке конъюнктурщиков. Но в трудное время стране и власти нужны сильные личности, которые не побоятся политического действия и ответственности за него. Таковы русские герои Новороссии, таков Игорь Иванович Стрелков.

Анастасия Ковалёва

0 комментариев