Цивилизационные разборки



Не вызывает никаких сомнений, что на данный момент сетевую войну способны вести только США — против всего остального мира. Однако это не означает, что никакой иной геополитический центр не способен к сетевому ответу. Рассмотрим возможности ведения сетевой войны Россией в Европе и разберем, каким образом наша страна может использовать данную технологию.

Итак, для ведения сетевых войн нам нужны организационные и информационные сети. Откуда их взять? Можно использовать уже имеющиеся сети. В этом случае мы будем ограничены некими идеями, лежащими в основе данных сетей. Их еще нужно будет поставить под свой контроль. Можно попытаться самим создавать собственные сети на территории противника, это сложнее, но это будут уже наши сети, с самого начала нами контролируемые.

Для того, чтобы уяснить, каких именно целей мы добиваемся, понять, что будет положено в основу доктринального уровня нашей войны в Европе, важно понять смысл ведущейся войны, суть конфликта. Конфликт между Россией и Западом имеет два наиболее значимых измерения: геополитическое и цивилизационное. Роль цивилизационного измерения в последнее время возрастает, так что все чаще идет речь о конфликте между цивилизациями. Ввиду абсолютной несводимости базовых цивилизационных установок друг к другу или к чему-то третьему, окончательным решением любого цивилизационного конфликта может быть только уничтожение одного из его участников. В этом случае устраняются сами предпосылки конфликта.

Таким образом, признавая цивилизационный характер конфликта между Россией и Западом, мы ставим своей целью уничтожение Запада в его нынешнем варианте как цивилизации. Соответственно, прибегая к использованию уже имеющихся сетей, преимущество следует отдавать тем, которые сами по себе так или иначе направлены на разрушение современной европейской цивилизационной идентичности.

В качестве таковых должны выступать тоталитарные секты, сепаратистские движения, движения неонацистов и расистов, анархистов и антиглобалистов, радикальных экологов, евроскептиков, изоляционистов, нелегальных мигрантов и т. п. Именно так поступает Запад, используя неправительственные организации либерального и правозащитного толка, сама идеология которых разрушительна и вредоносна для русской цивилизации как таковой.

Создание собственных сетей на основе созданной специально для этого идеологии — другой путь. Наиболее успешным в этом отношении является опыт создания сетей Евразийского движения в той же Европе. Идеология евразийства достаточно интернациональна, чтобы быть усвоенной современным европейцем, однако уже ввиду того, что в основание идеологии положен принцип евразийской идентичности, евразийская сеть размывает идентичность европейскую, создавая «пятую колонну» России на Западе.

Операции с идентичностью являются наиболее важными при проведении операций базовых эффектов. Для того, чтобы манипулирование было успешным, объект манипуляции должен быть изъят из условно реальной смысловой среды и помещен в среду виртуальную, изменяемую, лучше всего — созданную искусственно.

Такая сфабрикованная идентичность не должна быть жесткой и связанной какими-то навязчивыми идеологемами, она должна быть, что называется «прикольной». Она должна отвечать мифологии современного человека — концепциям игровых миров, например, а не взывать к рациональному мышлению. С этой точки зрения евразийство на роль такой идентичности подходит менее всего. Идеология должна смениться стилем, модой, брэндом и т. п.

Изменяя эту колеблющуюся, гибкую идентичность мы сможем влиять и на поведение человека, программировать его поступки в нужном для нас направлении, причем все действия он будет предпринимать как бы самостоятельно.

«Главным ресурсом сетевой войны является сетевая инфраструктура. Сеть плетется из множества узлов, каждый из которых выполняет свою, зачастую узкоспециализированную задачу», — такой вывод делают американские аналитики Аркилла и Ронфельдт. Наиболее распространенной тактикой в сетевой войне является тактика «роя» — нападение множества элементов сети на противника, нанесение ударов с разных сторон и по разным болевым точкам. Поэтому сети должны быть максимально дифференцированы — для того, чтобы вовлечь в них максимальное число людей самых разных типов.

С этой целью представляется перспективным создание социально дифференцированных сетей: для представителей политического истеблишмента, для обычных людей, для неформальной молодежи и т. д.

Одновременно необходимо развивать главное преимущество сетей: обмен информацией, интерактивность, включенность в нее всех участников сети. Для этого в дополнение к уже имеющимся сетям и способам коммуникации необходимо постоянно создавать новые. Прежде всего это относится к сайтам и интерактивным сетевым агентствам.

Нужно самим создавать такие интерактивные сетевые агентства, в которых авторами материалов выступают сами участники сети. Во-первых, это увеличивает доверие к агентствам со стороны участников сети и сплачивает их (социальный уровень сетевой войны), а также обеспечивает создателей агентств и сайтов и самих участников сети постоянно обновляющейся информацией. С этой точки зрения было бы предпочтительным создание российской блог-системы, аналогичной американскому «Живому Журналу», также для сбора, распространения и обмена информации. Примерами работы в этой области могут служить форумы разнообразных группировок, общей чертой которых является недовольство сложившимся положением вещей. Удобство ведения такой деятельности в Европе заключается в том, что уровень оснащенности Интернетом там один из самых высоких в мире. Кроме того, в сети при общении европейцы, как правило, часто используют один язык — английский, что существенно упрощает работу. Однако, необходима работа на всех европейских языках. Прежде всего это относится к работе с сепаратистскими движениями. Именно там, в первую очередь, должны использоваться национальные языки. А вот те информационные ресурсы, которые объединяют различные сепаратистские движения, должны вестись как минимум на нескольких национальных языках плюс на английском.

Вокруг успешного сайта может сложится и организационная сеть, и целый трэнд в политической и культурной жизни, таким образом, информационный уровень сетевых войн представляется наиболее важным, аффектирующим и организующим все остальные. Именно созданию успешных информационных сетей, прежде всего с использованием Интернета, должно, на наш взгляд, уделяться основное внимание.

Стратегия роя может воплощаться как дисперсно, так и централизованно. Одновременная информационная атака может как производиться с разных сайтов, так и концентрироваться на одном. С нашей точки зрения, дисперсное размещение атакующих было бы более правильным, так как создавало бы для постороннего наблюдателя и для самых участников сетей иллюзию их независимости друг от друга.

Создание нарратива, то есть общей «истории» о том, что членов сети держит вместе и в каком направлении им следует двигаться, является еще одной принципиальной задачей, стоящей перед Россией в Европе.

Работа в этом поле также должна вестись дифференцировано. Во-первых, необходимо вовлечь в работу по созданию нарратива европейских интеллектуалов. Наиболее перспективными в этом плане представляются «новые правые» (А. де Бенуа, Стойкерс и пр). Во-первых, они настроены пророссийски, во-вторых, их дискурс является европейским по происхождению, возник благодаря появлению определенных кризисных ситуаций в Европе и, соответственно, может быть преобразован в удобный для нас нарратив, постоянное пересказывание, которое будет конституировать единство сети и направлять ее деятельность в нужном нам русле.

Не менее перспективно подключение к подобной деятельности и левых интеллектуалов. Однако, кроме разветвленных идеологем к нарративу можно отнести и некие устойчивые представления, мифы, легенды, истории, созданные и циркулирующие внутри сети, связывающие воедино ее участников. Следует целенаправленно оперировать таким явлениями, как «человек-легенда» (например, Ян Стюарт для крайне правых или Че Гевара для левых) и создавать такие легенды. Создание анекдотов, слухов, баек и небылиц о противниках также является элементом нарративного уровня сетевой войны, и ему также необходимо уделять внимание.

Сеть является структурой, по своей сути прямо противостоящей государству, как структуре иерархической, у которой сеть стремится отхватить часть суверенитета. Таким образом, сеть по своей природе антигосударственна. Именно этой ее особенностью и надо пользоваться. В Европе же, что замечательно, эта антигосударственность сети прописана на уровне идеологии, то есть сознательно приветствуется самими участниками сети. Эти люди готовы в любой подходящий момент разрушить собственное государство.

В случае правых организаций выдвигается идея ZOG (сионистского оккупационного правительства), каковым считается любая «нынешняя власть», а также идеология «сопротивления без лидера». Фактически они берут на вооружение организационные наработки левых. Левые же мыслят сеть как альтернативу либо репрессивной иерархии, либо, как Негри и Хард, противопоставляют демократическую сеть Множества сетевой власти Империи.

Эти идеологические аспекты должны быть использованы, так как, по сути, облегчают работу с элементами сети.

Кроме того, хорошую возможность для ведения сетевой войны предоставляют процессы Евроинтеграции. Например, фракции Европарламента объединяют представителей самых разных стран схожих идеологических убеждений, причем не все эти сети поддерживают ЕС как таковой и отдельные элементы его политики. Существуют фракция евроскептиков — она имеет ощутимое влияние на политику ЕС в целом и было бы глупо не попытаться использовать ее.

Александр Бовдунов

0 комментариев